Генезис образования как социального явления

Система образования представляет собой важнейший социальный ин­ститут, однако прежде чем она сложилась в ее современном виде, был пройден долгий и сложный путь исторического развития. Сложный и мно­гогранный генезис образования как важнейшей сферы духовной культуры общества представляет огромный интерес для понимания современного со­стояния образования.

Образование стало особой сферой деятельности с того момента, как процесс передачи знаний и социального опыта выделился из других видов жизнедеятельности общества и стал делом лиц, специально занимающихся обучением и воспитанием. Таким образом, образование возникает вместе с обществом, с развитием труда, мышления, языка.

Процессы социализации подрастающих поколений у первобытных на­родов значительно отличаются, но вместе с тем имеют общие черты, что позволяет говорить о системе обучения и воспитания в первобытную эпоху как исторически сложившемся архаичном типе образования.

Для архаичного типа образования характерен общественный характер воспитания в доклассовом обществе. Оно осуществлялось в процессе по­вседневной общественной (прежде всего производственной) жизни: все без исключения взрослые выполняли педагогические функции по отношению ко всем несовершеннолетним, а не только к своим детям, воспитательные функции родителей и других членов общины тесно переплетались; физи­ческие наказания отсутствовали, взрослые уважительно относились к лич­ности ребенка и учитывали его желания. Способ обучения был практиче-ски-деятельностным, словесные методы воспитания и передачи инфор­мации имели второстепенное значение. У детей не существовало особого периода подготовки к взрослой жизни, поскольку все необходимые знания, умения, навыки и способности приобретались в ходе непосредственной производственной и других видов общественной деятельности.

С возникновением частной собственности общественное воспитание по­степенно уступает место семейному, главной целью которого являлось фор­мирование хорошего хозяина, наследника. Богатые слои населения стали поручать воспитание своих детей образованным рабам и наемным учителям.

Со временем приходит понимание того, что материальное благополучие свободных жителей рабовладельческих государств зависело не только от их собственного благосостояния, но и от могущества государства. Наличие на­ряду с семейным государственных, храмовых и других форм общественного воспитания было общей закономерностью рабовладельческих обществ.

Изобретение письменности, математической символики привело к ра­дикальным изменениям в способах накопления, хранения и передачи ин­формации, вследствие чего изменилось и содержание образования. Овладе­ние письменностью было настолько трудоемким и сложным делом, что прежние формы приобретения знаний уже не годились. При этом, чтобы успешно обучать других, самим обучающим необходимо было целиком по­свящать себя этой деятельности, специализироваться в ней. Все это приве­ло к разделению единого процесса воспроизводства общественной жизни на два относительно независимых: материального и духовного воспроиз­водства. Способ образования стал в основном словесно-знаковым, обособ­ленным от производственной и всех других сфер жизни общества.



Процесс образования превратился в специфический вид умственной деятельности, связанной с передачей и восприятием знаний. Появляется специфическая социальная группа людей, профессионально занятых об­разовательной деятельностью в особых, приспособленных для этих целей учреждениях. Образование, дающее возможность участвовать в госу­дарственном управлении, религиозной деятельности, заниматься наукой, искусством, да к тому же требующее больших расходов, отвлечения под­ростков на учебу, стало привилегией господствующих классов. Распространенность образования в различные периоды древней истории у разных народов была неодинаковой.

В Средние века развитие системы образования в Западной и Централь­ной Европе находилось в полной зависимости от христианской религиоз­ной идеологии, отвергнувшей культурное наследие античного мира. В этот период общий уровень образования значительно снизился. Однако с ус­ложнением общественной жизни и государственного механизма требова­лось все больше образованных людей. Их подготовкой занимались город­ские школы, независимые от церкви.

В XII—XIII вв. в Европе возникают университеты, пользовавшиеся извест­ной автономией по отношению к феодалам, церкви и городским магистратам. Они готовили врачей, аптекарей, юристов, нотариусов, секретарей и государ­ственных чиновников. Стало недоставать людей, способных выполнять роль педагогов. Отказ от индивидуального обучения и переход к классно-урочной системе в школах и лекционно-семинарской — в университетах позволил пре­одолеть это отставание. Эффективность образования повысилась в десятки раз, за счет чего снизилась стоимость обучения, повысилась его доступность.

Характер образования в докапиталистическую эпоху обусловлен разви­тием торговли, мореплавания, промышленности, но долгое время образо­вание не оказывало существенного влияния на экономику. Ситуация изме­нилась после первой промышленной революции. Вместе с тем развитие промышленности, городов, мирового рынка сделало необходимым всеоб­щую грамотность трудящихся как одного из условий высокопроизводитель­ного труда. Кроме того, по мере технического прогресса требования к об­щеобразовательной подготовке рабочих стали быстро возрастать.

Перед Второй мировой войной для успешного овладения рабочими спе­циальностями все чаще стало требоваться среднее образование, а затем и профессиональная подготовка рабочих. К 50—60-м гг. XX в. образование стало необходимым условием воспроизводства рабочей силы.

С утверждением крупного машинного производства происходят глубокие качественные изменения в образовании: определяющее значение приобре­тает распространение естественно-научных знаний, снижается гуманисти­ческая роль образования, на первый план выходит функция профессиона­лизации. В содержании образования превалируют математические и техни­ческие дисциплины.

Вторая половина XX в. характеризуется небывалым охватом подрастаю­щих поколений и всего населения различными формами обучения, обра­зовательным взрывом. На первый план вышли требования всесторонне и гармонично развитой личности. Эта задача решается прежде всего через обучение в школе. Школьное образование в современном мире является общим. Оно доступно большинству населения и является необходимым условием нормального функционирования человека в системе общества. В школе человек получает тот минимум научных знаний и представлений о разных сферах жизни, который общество считает обязательным для лю­бого цивилизованного человека. Образование, полученное в школе, со­ставляет основу, на которую затем накладывается специальное профес­сиональное образование, среднее или высшее. В школе впервые выявля­ются природные способности человека и перспективы их развития.

Каковы же основные проблемы образования в России в начале XXI в.? Выделим среди них следующие:

• проблема эффективности образования;

• проблема гуманизации и гуманитаризации образования;

• образовательные ценности и проблема образования как личностной ценности;

• проблема стратегической цели образования.
Проблема эффективности образования.

Понятие «эффективность» в самой общей форме обозначает степень приближения к максимальному или «оптимальному» (наиболее желатель­ному) результату при минимуме негативных последствий или издержек.

Среди теоретиков и практиков еще очень сильна тенденция рассматри­вать сферу образования в экономическом отношении лишь как потребляю­щую национальный доход, но не участвующую в его создании. Тем самым за образованием признается только его социальная эффективность. С этим подходом связан так называемый принцип остаточного финансирования образования. Вместе с тем появляется все больше исследований, доказыва­ющих достаточно высокую народно-хозяйственную эффективность образо­вания. Образование действительно может быть экономически выгодным, высокорентабельным делом.

Сущность социальной эффективности образования заключается в мак­симальном использовании образования как фактора социального про­гресса при минимуме издержек, всевозможных негативных побочных последствий. Имеется в виду не только сокращение экономических за­трат для наиболее значительных учебно-воспитательных результатов, но и смягчение стресса при отрыве детей от родителей, усиливающегося с развитием общественно организованных форм воспитания и обучения; преодоление односторонности развития учащихся; уменьшения нрав­ственных потерь, вызванных сегрегацией различных возрастных групп школьников.

Экономическую эффективность образования можно рассмотреть как в системе общественного производства, так и с точки зрения лучших обра­зовательных результатов при минимуме финансовых, материально-техни­ческих затрат со стороны как педагогов, так и учащихся.

Достижение необходимых обществу определенных социальных и эконо­мических результатов составляет смысл функционирования всей системы образования и всех ее элементов в отдельности. В отличие от прочих отрас­лей народного хозяйства результаты образования выражаются не в создании каких-либо средств улучшения жизни людей, а непосредственно в совер­шенствовании и развитии самого человека. В результате организованного образовательного процесса резко повышается и экономическая, и социальная отдача человека.

Сам образовательный процесс представляет собой относительно само­стоятельную сферу общественной жизни, функционирование которой про­исходит по специфическим законам педагогической науки. При этом со­циально-экономические аспекты существенно влияют на определение стратегической цели образования, исходных образовательных ценностей и методологических позиций.

Признание исключительной значимости научно-образовательного по­тенциала как фактора социально-экономического развития современных обществ не должно скрывать острых противоречий, нерешенных проблем в сфере образования. Причины неудовлетворительного положения дел в этой сфере связаны с усилением технократических тенденций, игнорированием гуманистических аспектов, недооценкой личностного фактора.

Проблема гуманизации и гуманитаризации образования.

Гуманизм — одна из фундаментальнейших характеристик общественно­го бытия и сознания, суть которой состоит в отношении человека к другим людям как к высшей ценности. Он проявляется в альтруизме, стремлении делать добро, в милосердии, сострадании. Гуманизм можно определить как совокупность объективных и субъективных отношений к каждому человеку как высшей самостоятельной ценности. Взаимопомощь и сотрудничество в достижении общих целей служат основой общественной жизни, условием развития индивидуальности каждого. Это не только не исключает, но и предполагает как диалектическую противоположность — антигуманизм, означающий отношение одного человека к другому как к средству своей жизни, средству удовлетворения эгоистических целей и потребностей. Вза­имодействие противоположностей — гуманизма и антигуманизма — про­низывает всю историю человечества. Тем не менее гуманистические тен­денции в образовании неуклонно нарастают в общественном сознании.

Гуманистические идеи могут распространяться и утверждаться в обще­ственном сознании лишь через просвещение и образование. Но и само об­разование и как социальный институт, и как образовательный процесс, и как результат педагогической деятельности должно отвечать принципам гу­манизации:

• признание приоритета личности воспитанника в образовательном процессе;

• учет его образовательных потребностей;

• гуманизация образовательной среды;

• соблюдение прав и свобод воспитанника в образовательном про­странстве.

Отношение между образованием и обществом характеризуется понятием «культура». Общество обеспечивает свое существование передачей культуры от поколения к поколению. Процесс передачи культуры есть именно то суще­ственное, что обозначается, по мнению Р. Кинга, термином «образование». Образование в его высоком гуманистическом смысле не должно отчуждаться от человека и фундаментальных общечеловеческих ценностей. К сожалению, бурный рост научно-технического прогресса, постоянно увеличивающиеся знания людей порождают порой гипертрофированные представления об абсо­лютном приоритете естественно-научных и технических достижений перед гуманитарными, логического познания перед эмоционально-чувственным, ве­щественного богатства перед духовным. Предотвратить эти опасные тенден­ции призвана гуманитаризация образования. Понятия «гуманизм» и «гумани-таризм» часто употребляются как синонимичные. Однако это ошибочно.

Гуманитаризм есть направление мышления и деятельности, ориентиро­ванное на всемерное развитие, освоение и использование гуманитарного знания в качестве средства гуманизации жизни.

Гуманизм — это направление мышления и деятельности, ориентированное ни благо всех людей как высшую ценность и высший смысл жизни при безусловномном уважении свободы каждой личности.

Гуманитаризация образования не всегда означает его гуманизацию, по­скольку гуманитарные дисциплины могут быть наполнены и антигуманис­тическим содержанием. Негуманно, к примеру, создавать ситуацию учеб­ной перегрузки, ведущей к переутомлению, заставляя учащихся под видом гуманитаризации изучать увеличивающиеся объемы учебного материала по общественным наукам.

Образовательные ценности и проблема образования как личностной ценности.

Реализация тех или иных ценностей приводит к функционированию раз­личных типов образования. Первый тип характеризуется наличием адаптив­ной практической направленности, т. е. стремлением ограничить содержа­ние образовательной подготовки минимумом сведений, имеющих отноше­ние к обеспечению жизнедеятельности человека. Второй — основан на широкой культурно-исторической ориентации. При таком типе образования предусматривается получение сведений, которые заведомо не будут востре­бованы в непосредственной практической деятельности. Оба типа ценност­ных (аксиологических) ориентации неадекватно соотносят реальные воз­можности и способности человека, потребности производства и задачи обра­зовательных систем. Для преодоления недостатков первого и второго типов образования необходима ориентация на культурно-гуманистические ценно­сти в разработке образовательных проектов. Современный человек должен понимать динамику процессов природного и социального развития, воздей­ствовать на них, адекватно ориентироваться во всех сферах социальной жиз­ни, обладать умениями оценивать собственные возможности и способности, брать на себя ответственность за свои убеждения и поступки.

Образование является общечеловеческой ценностью. Однако образование, наряду с другими общечеловеческими ценностями, на индивидуально-лич­ностном уровне признается в разной степени. «Очевидно, что отношение человека к образованию во многом зависит от того, насколько вознаграж­дается — и прежде всего чисто материально — образованность, насколько достоин образ жизни учащих и учащихся. Во всех странах, и у нас в России тоже, сейчас все более признается личностная ценность образования. Ины­ми словами, образование — это не только «подготовка кадров», оно важно для самого человека»1. На отношение человека к образованию как к лично­стной ценности влияет и общая направленность личности, личностная шкала ценностей, опыт образовательной успешности на предыдущих эта­пах образования, отношение к образованию «значимых других».

Ценность образования, ранг которой в системе ценностей молодежи не­сколько снизился в начале 90-х гг., вновь повышается, при этом достаточ­но устойчивым становится прагматический подход к образованию, просле­живается тенденция рассматривать образование как средство получения материальных благ и удовольствий.




1746376779253137.html
1746452659027258.html
    PR.RU™